Приветствую, друзья! Что-то давно я про себя не писал на сайте, надо исправлять это дело. По теме увеличения роста продолжу писать со следующей статьи, а пока, чтобы немного рассказать о себе, своей жизни, решил начать серию постов о своей службе в армии. Сегодня, в первой части, хочу рассказать о первом и самом важном месяце службы до присяги. В будущем планирую сделать ещё несколько статей на эту тему, чтобы рассказать о разных периодах и самых запомнившихся событиях. Уверен, вам понравится.


Истории, как я служил в армии

Сначала позвольте кое-что сказать! Скоро новый 2016 год. По этому случаю хочу сообразить какой-нибудь конкурс или марафон на сайте. Задумка есть. Подписывайтесь на обновления, если ещё не сделали этого, чтобы ничего не пропустить. Как обычно, только несколько самых быстрых читателей, которые примут участие, получат мини-презенты к новому году (подсказка: не деньги, лучше). А теперь начинаю свой рассказ.


В конце мая 2010 я как раз заканчивал своё обучение в проф. лицее (об этом тоже как-нибудь отдельно напишу), готовился к защите диплома, сдал на права от военкомата на категории «Б», «С» и планировал идти в армию, служить водителем.


К тому моменту у меня уже была повестка от военкомата на 30 июня, но забрали на месяц раньше, не дожидаясь защиты диплома в лицее. Я был не против и лицей пошёл навстречу. Директор сказала, что после армии будешь защищать. Не буду говорить все подробности, почему нужно было уходить раньше, просто время было удачное. В итоге 2 июня в 6:30 мне надо было явиться в свой военкомат для отправки к месту прохождения службы.


Узнал я о том, что ухожу раньше, 30 мая вечером, поэтому особых проводов, прощаний со всеми моими многочисленными друзьями и товарищами я не успел сделать, так как нужно было собираться, читать интернет, готовиться к новой жизни.


Вадим Дмитриев. Фото.

Настал памятный день второе июня. Проснулся в 4 утра, оделся во всё ненужное, собрал личные вещи по памятке, которую мне дали в военкомате (еду на день, 500 рублей, телефон без камеры, конверты и т. п.) и поехал. В нашем районном военкомате встретил ещё 8 счастливчиков, пятерых из которых выцепили рано утром у метро прямо в тот же день. Парни ехали на работу, а тут бац и в армию попали =).


Сидели там полчаса, познакомились, потом сдали паспорта, прошлись по врачам, всё ок. Отправили в пересыльный пункт. Вот там ппц, конечно. Приехали к метро «Пушкинская» (СПб). Несколько небольших зданий, территория огорожена высоким забором с колючей проволокой, охранники в бронежилетах с автоматами и всё в этом духе… Тогда я впервые задумался, зачем мне такое счастье было надо =). Но поздно отступать.


Построили нас на площадке и давай проверять имущество. После этого осмотра 90% личных вещей у нас было изъято под предлогом колющее, режущее, скоропортящееся и так далее.


Потом снова медкомиссия, суть которой заключалась в том, что солдат заходит в кабинет, говорит, жалоб нет и идёт к следующему врачу. И в завершение сняли отпечатки пальцев, рук. Заляпали полностью руки, а мы заляпали кран в соседней комнате, куда все ходили смывать эту чёрную хрень.


Закончили с осмотром, бумажными делами, получили форму, сказали куда едем (в Калининград, лететь на самолёте около 2 часов) и что будем морпехами. Сидим в здании и ждём своей очереди на отправку. Пока ждали, командиры рассказывали нам много интересных историй и несколько человек, не куривших аж 20 минут, умудрились перекурить в туалете, за что мы все пошли бегать по плацу… Так я узнал, что означает коллективная ответственность. Затем дали вещмешки с оставшимися вещами и отправили дальше.


Нас должны были перебросить из СПб в Калининград самолётом, но рейсов не было, поэтому сопровождающие решили отвести нас в город Пушкин (под Питером) и подселить в местную в/ч. Когда ехали к части, водитель перепутал дорогу, а потом спрашивал таксистов и гайцов, как ехать =). Пока он всё разруливал, мы вышли из автобуса и построились. Первый раз услышал армейский жаргон от нашего лейтенанта: «Суки, я вас отх*ярю, что мало не будет, если не построитесь нормально…».


Доехали в Пушкин. Выяснилось, что там к тому же школа поваров, так что кормили много и сытно. Это и в целом малоподвижный образ жизни в первые дни, стало причиной того, что за первую неделю я поправился килограмм на пять точно. Ребята, которые со мной ехали, тоже. Там мы провели примерно полторы недели, ждали своего вылета, ели и спали, иногда отжимались, но в целом ничего путного не делали. Я всё ждал, когда же начнём служить по нормальному.


Затем нам подогнали старое ведро с болтами военный самолёт до Калининграда. Мы сидели в грузовом отсеке и всем самолётом молились всем богам весь полёт, ибо трясло так, что гляди развалится. Долетели-таки. Вышли из самолёта и как будто в сауну попали – влажность громадная (как я позже узнал, это главная фишка Калининграда), температура выше 30.


Направились в самую крутую, образцовую часть Калининграда – Автобат. Пока проезжали по самому Калининграду из окна уазика смотрели на город. Мне он показался очень европейским и комфортным для жизни. Машин было не слишком много. Почти везде в городе много невысоких домиков в немецком стиле. В целом жизнь там казалась спокойная. По крайней мере, по сравнению с Питером.


Нас привезли на калининградский автовокзал и объявили, что до части машины не будет, поэтому мы должны брать вещмешки, и переться своим ходом. В голове промелькнула мысль, раз самолёт нас не угробил, это сделает калининградская погода…


Шли мы часа 3 наверно через город, лес, поле, подвергаясь атакам то комаров, то солнца. Дошли до КПП и прошли внутрь. Там встретили пару колонн срочников, которые прокомментировали наше появление как: «о, бобров привезли»; «хехе, ещё молодые приехали» и т. п. Честно говоря, сил как-то реагировать на эти комментарии уже не было. Пошли дальше.


Курс молодого бойца.


Попрощались с сопровождающим нас лейтенантом. За время нашей поездки мы сильно привязались к нему. На прощание он пожелал больше с ним не видеться и велел валить в санчасть. Там я встретил одного из своих будущих командиров. Он спросил о том, кто что умеет делать, про образования и т. д. Оказалось, что с неоконченным высшим было 10 человек, а с оконченным высшим ещё 7. Всего нас было 21 человек. Этому факту командир удивился вслух матом, отвёл нас в учебную роту и сдал трём сержантам срочникам.


Эти товарищи вместе с командиром взвода ПРИКАЗАЛИ (это новое слово я буду часто слышать на протяжении года) вытаскивать всё из вещмешков. У меня там были только: мыло, щётка и бритва. Всё остальное забрали на перевалочных пунктах. Сморю, другие чё только не выкладывают. Я не знаю, как им удалось пронести с собой досюда, помимо мыльно-пыльных вещей, ещё и сигареты, носки, перчатки, наушники, еду в пакетах. Выложили и пошли в баню.


В бане горячей воды не было, так что мылись холодной, но так даже лучше, потому что жара была невыносимая.


После этого на пару минут почувствовали себя человеками, надев чистое бельё, но когда вернулись в казарму и увидели, что с вещмешками, то снова всё встало на свои места. Всё перевернули и оставили только вещмешки, а вещи позабирали. У меня и так ничего там не было, так что мне повезло.


Следующее, что предстояло посетить, это столовая. Сейчас многие воинские части обслуживают гражданские люди. В столовой, например, были гражданские повара и еда поэтому в целом была неплохой. Пока шли до столовой удивили замкомвзвода своей способностью ходить в ногу. Также он параллельно рассказывал нам о всяких правилах армейского этикета: «головной убор снимать правой рукой и передавать в левую, вешать на пояс», «в столовую нужно заходить справа по одному по команде» и всё такое плана.


Еда повторюсь выглядела вполне съедобной, а в самой столовой висела большая плазма (образцовая часть всё-таки). На еду у нас было около десяти минут, потом команда «окончить приём пищи». Я успел всё съесть, так как читал раньше на армейских форумах, что времени на еду даётся мало и был готов к этому, а многие нет. Потом сержант немного поразвлекался командой «сесть-встать» из-за того, что не все одновременно вставали и отвёл нас обратно в казарму.


Фото после первого месяца в армии.

Там начались первые сборы денег с молодняка на утюги, гладильные доски, машинки и тому подобное. Наш замкомвзвода убедительно объяснял, что такие правила, все скидывались и вам надо. Выставили счёт в итоге по 60 р. с человека. Тем, кто дополнительно хотел сигарет, воды или ещё чего – по 100 р. Собрал деньги и пошёл в магазин.


В это время часть народа разглаживала форму, чтобы получилось декольте (это такой вариант формы на летний период). Другая часть, которая уже разгладилась, расстелилась на взлётке (центральном проходе в казарме) и старший призыв учил подшиваться. В целях гигиены нужно ежедневно пришивать к воротнику кусок белой ткани (подшивы). Нам выдали кусок такой подшивы и сказали, что нужно пришить её к внутренней стороне воротника. На этом всё обучение закончилось. Потом ходили и отрывали, у кого неправильно. Разобравшись, как пришивать эту штуку, я посмотрел на время. Прошло 2.5 часа. Смотрю, другие ещё трудятся в поте лица, а некоторые самые шустрые бегают и подсказывают другим.


Тем временем возвратился с магазина наш сержант и раздал то, что ему заказывали. Некоторые с удивлением обнаружили их же сигареты, мыльницы и другие вещи, которые таинственно исчезли из вещмешков после похода в баню. Ещё кто-то не получил сдачу, кто-то не полностью получил и был один, который не увидел своей сдачи с 1000 р.


Наконец-то наша рота молодого пополнения подшилась и двинулась на ужин. Ужин в армии, надо сказать, самый консервативный приём пищи. Он всегда был однообразным. На первое давали или капусту, или картошку, или капусту с картошкой, или картошку с капустой, а на второе полагалась рыба – или жаренная, или варенная, или рыбные изделия.


После ужина отводилось время на доподшивание, отдых и прочие личные нужды. Кто-то домой звонил, но в основном это старший призыв. Я-то только помыться успел и сразу слышу команду: «Рота, строиться перед подразделением на вечернюю проверку». И пошли на плац.


Настроение хорошее, был небольшой дождик, но мы ходили по плацу и пели песни. Репертуар нашей роты состоял из 2 песен: «про Катюшу» и «про Марусю» – так как их все знают… Уже за 5 дней в армии эти песни за%&^ли просто в край. Их пели в каждой роте. Одно время (уже позднее) командиры пробовали внедрить что-то новое, выдали текст со словами песни про ещё какую-то девушку. Потребовалось долгих 2 месяца, чтобы все её выучили, но и она не прижилась. В итоге забили с нововведениями и пели, что знали. А однажды с нами во взводе прошёлся ради прикола один из дедов. Он на гражданке вокалом занимался и голос у него был ну очень громкий. Он спел так, что у всех уши заложило. И песен было штук 10, а не 2, как обычно. Вот это я понимаю. Всем бы так петь всегда.


Гуляли мы по плацу минут 20–30 пока не пришёл дежурный по части. Кто-то из старших рассказал нам, что на проверке нужно громко орать «Я», когда услышишь свою фамилию. Это традиция такая ещё со времён советской армии, поэтому нужно со всей серьёзностью к этому подходить. Сделали перекличку, пришли в казарму, умылись холодной водой (так как другой не было) и по команде «рота отбой» запрыгнули в шконки (кровати), и отрубились. Я только успел подумать, что не так уж и плохо здесь жить.


Вот так прошёл мой первый день в части. Описал всё так подробно, так как запомнил тот день очень хорошо. Дальше буду писать более общими словами, чтобы не затягивать сильно. Если что-то интересно, то спрашивайте в комментариях, отвечу.


КМБ. На стрельбах.

Итак, на следующее утро должна была быть зарядка по расписанию, но её отменили, так как был сильный дождь. Вместо неё нам показывали, как заправлять кровати и мотать портянки.


С кроватями кое-как разобрались, начали осваивать портянки. Чтобы их замотать, можно использовать десятки разных способов, поэтому сержанты, нужно отдать им должное, рассказывали о всяких тонкостях и особенностях. Показали, выдали куски ткани и поправляли, если что не так. Но то ли в 6 утра у большинства голова ещё не работала, то ли дело в том, что обувь неправильно подобрали, уже на следующий день половина нашей роты пошла в санчасть, так как понатирали себе мозолей. Несмотря на то что замотал портянки я тоже тогда плохо, мозолей не получил, слегка в нескольких местах натёр ногу, а большинство остальных реально на следующий день только в тапочках могли ходить. У меня тогда ещё были самодельные стельки для роста в обуви, видимо, они тоже спасали, так как не давали ноге вместе с портянкой свободно болтаться.


Вообще, портянки удобная штука, ноги почти всегда сухие, так как материал у неё быстро впитывает влагу. Я бы и в Питере в них гонял, но всё-таки не совсем городской вариант, да и продают в основном их синтетические, тонкие аналоги, а там давали толстые, хлопковые.


Портянки намотали (носки с тех пор были под запретом) и строем пошли на завтрак в столовую. На завтраки обычно угощают кашами, молоком, яйцами варёными, хлебом в неограниченном количестве и маслом. Позавтракали и обратно в казарму. Страдали там фигнёй полчаса и затем снова построение. На этот раз на развод.


Развод в армии – это когда на плацу строятся солдаты и ждут командира. Потом ждут с командиром более старшего командира или дежурного по части. Потом все ждут самого главного командира (обычно командира батальона или его заместителя). Когда все в сборе, торжественно поднимается флаг России, все поют гимн, после чего командиры выходят на середину плаца и пока солдаты стоят, и ждут, они, не видевшие друг друга со вчерашнего дня, стоят, говорят за жизнь минут 40–60, а потом решают куда нас посылать Родину защищать: дорожки мести, траву выщипывать, убираться в казарме или куда-нибудь ещё.


Закончили с разводом и пошли обратно в казарму, потом в автопарк смотреть тачки. Там мы простояли хрен знает сколько часов пока наши сержанты искали ключи от боксов с машинами. Так и не дождавшись, развернулись и потопали к казарму. Была суббота. В казарме нам сообщили, что по субботам ПХД, то есть парко-хозяйственный день. По такому случаю остаток дня наша рота молодого пополнения, выбивала одеяла, а потом драила казарму почти до самого вечера. Примерно вот так мы наводили ПХД:



На следующий день, в воскресенье, мы впервые начали готовиться к присяге, пришивали петлички, учили текст и тренировались строевому шагу. Обычно курс молодого бойца идёт 2–4 недели, но нас уже планировали перебрасывать в другую часть, так что это время сократили до 7 дней, а ребятам, которых привезли прямо перед присягой, провели курс за полтора часа =). Всю неделю мы готовились, учили текст присяги, репетировали. Время начало лететь очень быстро.


Точную дату присяги не говорили до самого последнего дня, поэтому родителей многие не успели предупредить и почти никто из них не приехал. Присяга в целом у нашей роты прошла без проблем и намного лучше, чем у соседней. На следующий день был выходной, а ещё через день переезд в другую часть в город Черняховск.


На этом первую часть моей истории я заканчиваю. В следующей расскажу, как мы ехали в Черняховск, жили там, а так же о том, какие 2 ошибки нельзя совершать ни одному солдату, если он хочет служить спокойно! Пока пока…


p.s. Как вам рассказ? Может, у кого-нибудь есть интересные случаи со службы или учёбы? Пишите в комментариях, очень интересно почитать. Давайте обмениваться опытом =).


С уважением, Вадим Дмитриев



Была ли эта страница полезна?

Да Нет

Приносим извинения.

Как можно улучшить эту страницу?

Отправить